?

Log in

Это не ветер, это просто моё дыхание

« previous entry | next entry »
Sep. 11th, 2011 | 12:25 am
music: Coldplay - We Never Change | Powered by Last.fm

Двери вагона закрылись с глуховатым стуком, а взгляд не сходил с одной точки. Может быть, его владелец был опечален, а может напротив - счастлив. Со стороны было сложно сказать, хотя большинство бы определённо ответило, что у парня горе. Окружающих людей вообще чаще всего интересуют только проблемы, только чужое горе и слёзы. Они питаются изо дня в день этой негативной коричневой энергией, словно ненасытные вампиры или даже наркоманы, а эта жижеобразная энергия льётся на них каждый день всё сильнее и сильнее, из реальной жизни, из интернета, телевизора, радио...
Но от него не исходило ничего съедобного для вампиров. И вовсе никакого горя не было.
Просто он чертовски любил уставиться в какую-нибудь точку пространства, куда почти никогда не падают и где тем более не задерживаются другие взгляды. Никому не нужные кадры, в которых бывают порой самые неожиданные вещи, а порой и самые тривиальные. Вещи, которые окружают нас в жизни, но на которые мы в принципе никогда не обращаем внимания, разве что воспринимаем их как какие-либо функциональные элементы. Лампы, крышки люков, трубы и провода, дверные ручки и поручни, окна и форточки. Люди вообще имеют обыкновение не замечать то, с чем они встречаются ежедневно, чем пользуются непрерывно на протяжении всей жизни. И благодаря этому, он может погрузиться в этот таинственно-тихий мир элементов нашей жизни, о которых никто никогда не вспоминает, о которых никто не думает. Которые никто не чувствует.
Он любил погружаться в этот мир, когда для него разрушались те самые пирамидки из пластмассовых кубиков, из которых стоят его реальный и внутренний миры. Просто так случилось, что благодаря великой функции рандомизации, ему от мира достались только пластмассовые кубики, хоть и в неограниченном количестве. Ему, как и всем, необходимо было строить прочные конструкции. И если для реального мира он отбирал цельные пластмассовые кубики, то для внутреннего оставались только полые легковесные. И в то время, как окружающие его люди лепили немыслимые по своей нелепости конструкции, используя при этом деревянные кубики и гвозди, он совсем не имел возможности допустить ошибку в первых рядах, а тем более - прикрепить кубик висящим в воздухе, без логического основания. Поэтому его пирамиды отличались логичностью и педантичностью. В то время, как их можно было разрушить до основания с помощью легкого дуновения ветерка. И когда над долиной проносился неумолимый ветер, он иногда любил впускать в себя молчаливый мир вещей, которыми все пользуются, но о которых никто не думает. Этот мир состоял из совершенного одиночества, но в нём совсем не было отчаяния. В нём было на удивление спокойно. В нём властвовала судьба, и если тебе уж было суждено стать дверной ручкой, то никакого другого выхода у тебя никогда не будет.
С самого детства он так и не смог до конца себя отучить чувствовать вещи, словно они живые. А началось всё тогда, когда в свой задумчивый детский мирок он впустил форточку. Форточка элементарного устройства, которая стояла в окне маршрутки-ПАЗика, чей маршрут лежал через Троицк каким-то образом. Как бы он ни старался, он не может вспомнить практически ничего из детства (а тогда, вероятно, было около 4-5 лет), кроме той форточки. Это была, наверно, первая вещь, которую он почувствовал. Он почувствовал цикл её существования, от момента создания стекла на заводе до того момента, как она будет гнить вместе с грудой металлолома на какой-нибудь свалке, крошась из года в год на всё более мелкие кусочки, перестав быть одним целым функционирующим элементом. Неизбежность.

А потом он пришёл домой и написал идиотский пост.

Link | Leave a comment | Share

Comments {0}